Детство, опаленное войной



Дарья Семеновна и Владимир Степанович Павочки - старшие жители Малой Воли.
Ей - восемьдесят два года, ему - восемьдесят пять. В браке супруги уже пятьдесят семь лет. У них - один сын, пять внуков, три правнучки.

Однажды внучка спросила у бабушки: "А кто такие фашисты? Почему они такие страшные?"
Дарья Семеновна вынуждена вспомнила прошлое, когда семилетней девочкой впервые услышала чужой непонятный язык, увидела чужих солдат.
Деревня Поручи Брестской области - малая родина Дарьи Семеновны. Она родилась в семье, где было шестеро детей - все девочки. Они выросли достойными людьми, получили высшее образование. Азы науки осваивали в начальной школе в их родной деревне.

- Когда началась война, - рассказывает Дарья Семеновна, - я училась во втором классе. Немцы заняли нашу деревню, жителей выгнали из домов: в них разместились немецкие солдаты. В нашем доме был немецкий штаб. Мы перебрались жить в склеп. Еду готовили на костре.
С едой было трудно, ее не хватало. Помню, мать подоит корову, а немцы заберут молоко.
Чтобы прокормиться, пекли лепешки. За гумном уродилась рожь. Оно было збузовано немецкими танками. Мы с сестрой шли, собирали колоски. Немцы, когда видели нас, прогоняли: наверное, думали, что мы можем чем-то им навредить.
Дома мама высушивала собранные колоски, папа с помощью жерновов молол муку. Из муки пекли лепешки.
В нашей деревне стояла церковь. Когда пришли немцы, они огородили ее. Во двор возле церкви согнали пленных советских солдат. Они просили у местных жителей поесть.
Мой папа, он был солтысом, пошел к немцам спросить, можно ли давать пленным солдатам еду, те разрешили.

После войны Дарья Семеновна окончила восемь классов Городищенской школы. Пример ее классного руководителя белорусского языка и литературы вдохновил девушку также поступать учиться на учительницу. Она закончила Пинский институт, получила направление на работу в Слоним. Оттуда - в Меляховичи, а после и в Малую Волю. Здесь она и познакомилась с Владимиром Степановичем.
Он коренной житель Малой Воли. Его детство также совпало с годами военного лихолетья.

- Я успел закончить начальную школу, как началась война, - рассказывает Владимир Степанович. - В лесах у деревни действовал партизанский отряд. За Щарой стояли немцы. Когда они делали облаву, партизаны предупреждали сельчан, чтобы те успели скрыться. Тех, кто оставался, немцы убивали.
Как-то в один из дней 1942 года немцы пришли в Малую Волю. Один из партизан, который нес стражу, пустил пулеметную очередь. Немцы тоже начали стрелять в ответ: предполагали, что в деревне находится целый партизанский отряд, использовали зажигательные пули. Дома с соломенными крышами мгновенно загорались.
Когда деревня загорелась, я начал убегать, надо мной засвистели пули. Упал, дополз до того места, где сейчас автобусная остановка. Как раз на телеге ехал человек, я с ним доехал до леса. Там было уже много людей. Ночевали мы в лесу, а утром вернулись домой. В деревне осталось несколько домов. Люди выбрались жить к своим родным в другие деревни, хутора. Наша семья перебралась в деревню Озерки (Мостовский район).

Вспомнил Владимир Степанович и день 16 декабря 1942 года.
- Нас, человек сорок: три семьи из Малой Воли и две с Дуборовщины, завели на пятьсот метров от дома, поставили на колени. Мы плачем, ожидаем, что нас будут расстреливать. Однако, когда к нашей кучке немцы пригнали еще людей, подбежал немец, что-то сказал солдатам, которые собирались нас расстреливать. После его слов нам сказали встать с колен, отпустили. Мы зашли в крайний в Дуборовщине дом, там переночевали. Утром направились домой в Малую Волю, а там никого нет. Ожидаем, что люди вернутся. Слышим - машины гудят. Мы скрылись. Немцы, расстреляв людей в Великой Воле, направлялись в Трахимовичы. Были убиты более 140 человек. На карательную операцию немцы ехали на трех машинах.

Малая Воля также была почти полностью сожжена.
После войны люди постепенно отстраивались.

Всю жизнь Дарья Семеновна работала учительницей. Преподавала не только белорусский язык и литературу, но и пение, немецкий язык. Его женщина изучала в годы своего школьного юношества, затем на курсах в Минске.

Владимир Степанович работал в колхозе, некоторое время был лесником. А еще он отличный строитель и сапожник. Сапожному делу научился в юности. Пригодился навык ему во время армейской службы, которую проходил аж на Камчатке.

- Из Барановичей мы ехали товарным поездом до Владивостока. Оттуда в войсковую часть переправлялись на корабле "Азия". Служил три года и семь месяцев, - рассказывает Владимир Степанович. После службы вернулся домой.

Непривычно, что сегодня в деревне так мало людей. Когда-то в деревне было много молодежи. Танцы проводились аж в четырех местах. В одном собирались подростки, в другом доме - более старшие юноши и девушки. А сегодня здесь глухо. Оживает деревня только летом, когда приезжают дачники - даже из Минска и Москвы.

Нередко приезжают и бывшие ученики Дарьи Семеновны. Всегда посещают свою учительницу, которая учила их не только белорусскому языку и литературе, но и человечности, душевной доброте.

Е. Дубровская
Перевод материала газеты "Перамога" выполнен администрацией портала

____________________________________________________________________________________________
Память о покинувших нас людях очень важна для преемственности поколений. Одна из возможностей увековечить память - это возведение памятников. ЗАО «Антик» предлагает памятники и надгробия из гранита по любым эскизам заказчика. В случае затруднения с выбором специалисты помогут подобрать неповторимый эскиз.

Источник: Дятловская районная газета "Перамога" и интернет-портал http://diatlovonews.by/