Сказка для взрослых. ч.2




Бюджетники и хозрасчетники.

В „лихие” девяностые, когда каждый выживал, как мог, образовывались различные группы людей, объединенных одной целью – наживы. Если за границей, в Америке или в Европе, в странах с устоявшейся рыночной экономикой, люди становятся миллионами, когда очень много, эффективно и долго работают к годам пятидесяти, то в странах на постсоветском, где много лет царила командно-административная экономика, миллионерами становились те, кто больше мог „хапнуть”, украсть во время всеобщей дележки в молодом возрасте лет в тридцать до сорока пяти.

Так в одной стране Западной Европы появлялись „предприимчивые предприниматели”. Поначалу они работали поодиночке, кто как мог. В каждом отдельном районе „работали” свои личности и ватаги.

В том государстве, как и во всех странах мира с любой формой экономки, будь то командно-административная или рыночная, существовали две формы оплаты труда. Одна форма представляла собой оплату за то, что заработал работник, его хозяйство, заработал – получи свое. И называлась такая форма оплаты труда - хозрасчет. Вторая форма представляла собой оплату труда за то, что ты просто работаешь. Неважно как. Ну, если хорошо – премия, может быть,… но может и не быть… А если плохо – поругают или лишат премии, которой может и не быть.

На бюджетной форме оплате труда были все государевы служащие, наставники, служащие государевых учреждений, а также опричники государевы, работники тайной канцелярии, ВСБ, ССБ, КГБ, и прочие… работники важных ведомств.

Так среди бюджетников в уезде были и наставники, которые возглавляли уездный отдел наставничества. Самой главной в районном отделе наставничества была заведующая. Заведующая была человеком так себе. Для кого была хорошей, а для кого – плохой. Непонятка заключалась только в том, что почему-то для плохих она была хорошей, а для хороших – плохая. Но дела все она делала исправно. Отчеты постоянно сдавала высшему начальству с точностью и в срок. Вот только догадывались люди о том, что отчеты все её сфабрикованные, а дела липовые, как говориться в народе, белыми нитками сшитые. За это и прозвали ее Сфабриксшитская.

Бумага все стерпит и ничего не скажет, как и земля.

Поскольку сфера деятельности Сфабриксшитской была бюджетная, то хапнуть ей, бедняге, было не от куда. И решила она хапнуть из того самого бюджета из которого кормилась сама. Решила не в один роток покушать, а еще прокормить себя и своих близких. Сфабриксшитская хотела так, чтобы все и сразу были сыты и довольны, одеты, обуты, устроены с жильем и машинами. Видела она, как живут казаки-разбойники, есаулы, кумы и хотела она жить не хуже.

Государь заботился, беспокоился о людях, которые жили в стране. О людях, которые были немощными, старыми, одинокими или просто которых обидела жизнь, не наделила чем-то важным для хорошей жизни. И решил государь помочь таким людям с жилищной проблемой. Издал указ, по которому должны были в своих уездах обеспечить жильем тех, кто предоставит положенные документы о том, что не может сам себе построить жилье, потому что одинокий, старый или немощный.

Сфабриксшитская сразу поняла, о чем идет речь, предприимчивая была. Собрала все необходимые, хоть и сфабрикованные „липовые” справки, выписки, документы, которые подтверждали, что ее дочь-принцесса красавица, умница, не сильная, здоровая и обеспеченная, а слабая, больная, немощная и нуждается в улучшении жилищных условий. Собрала, сшила все справки и понесла в комиссию при воеводе, которая занималась в уезде этой проблемой.

А в комиссии заседали и принимали решение такие же, как она, как кумы, как атаманы, как казаки-разбойники. Те для кого Сфабриксшитская была хорошей. Посмотрела комиссия все бумаги, которые принесла Сфабриксшитская. Видели они бумаги, а не дочку, хотя и ту видели не раз. По бумагам все правильно, все по-честному, все законно. Приняла комиссия решение, создать благоприятные условия для дочери Сфабриксшитской, чтобы та могла взять в казне деньги и построить себе большой, благоустроенный дом в уездном городе. Что и было сделано.

Но не проспали это событие опричники государевы. Взялись они за дело, стали проверять, изучать все документы, которые Сфабриксшитская предоставила в комиссию. Все бы ничего, но заметили опричники, что сшито дело то белыми нитками. Взялись скрупулезно, дотошно проверять каждую ниточку и расшилось дело Сфабриксшитской. Завели опричники новое свое дело специально по Сфабриксшитской и ее документам. И сшили свое дело хорошими толстыми нитками черного цвета и передали для обозрения, изучения и принятия решения в уездный суд.

Суд в уезде, как и все суды в синеокой был самым гуманным, демократичным и справедливым судом в мире! Поэтому рассмотрел суд дело опричников и решил, что сшито оно не достаточно туго определил "Сфабриксшитской дать четыре года для исправления без права перемещаться из уездного города”.

Когда наступили смутные времена в синеокой, государь сказал, что всем необходимо затянуть пояса и начать экономить. Экономия поощрялась государем. Экономили все начальники, как могли и на чем могли.

У хозрасчетников экономия могла быть за счет уменьшения цен на нужды не первой необходимости, снижения затрат на производство, а у бюджетников не было своих производств и поэтому экономить они могли только на оплате труда работникам своих учреждений.

Схема была банальная и простая. Работник делал свою основную работу по своей профессии целый трудодень, а его еще нагружали дополнительной работой объемом в целый трудодень, а платили, только половину – полтрудодня. По отчетам на бумаге, которая все могла стерпеть и ничего не могла сказать, выполнялся полный объем работ, все было укомплектовано, все занято, да полюс экономия пятьдесят процентов, которая передавалась в казну уезда, а там уже решалось, куда, сколько и кому выписать премию из этой экономии. Конечно же, тем на ком экономили, премия не попадала вообще, а если и попадала, то мизерная часть от того, что на них сэкономили... Зато руководство выполняло план по экономии, получало премии, и было руководство в почете, и плотно держалось своем мягком кресле.

Ведомство, которое отвечало в уезде за условия жизни и быт, постоянно и так было всем должно. На чем и как экономить? Не хватало им денег ни на что, поэтому ввели они нормативы на свет, газ и воду. И брали они плату в три дорога за все, что было использовано сверх нормы. Но ни это. А обижало людей то, что непомерную плату взимали с них за снег зимой и воду во время дождя.
Хотели, было, люди добиться справедливости, что бы все было по закону, по-честному. Но не было чести у государевых служащих, не по честности поступали с общественностью, которая все видела, знала, понимала, но ничего с этим поделать не могла…. Не у власти была общественность…. Она могла только возмущаться. И возмущаться только проводимой политикой партии и руководства страны, потому что оно было далеко, а начальство округа и предприятия - под боком, рядом!

А крестьяне и простые люди, хозрасчетники тянули лямку и подкармливали бюджетников.
Так развивалось молодое синеокое государство и казаки-разбойники… в конце двадцатого начале двадцать первого века нашей эры...

Комментарии

о Сфабриксшитской

Конечно это интересно, но давно известно. А как насчет нынешних персонажей, СЛАБО?

На счет нынешних персонажей:

На счет нынешних пернсонажей вы можете подробно узнать по городскому телефону 21-4-34.
Также вы можете оставить информацию о нынешних персонажах по этому телефону в рабочие дни с 10.00 до 17.00 часов, и круглосуточно по телефрну голрячей линии 102 !!!
Мы будем рады Вас услышать !

о действующих персонажах

По этому телефону нам ничего не расскажут, а приедут и повяжут. Какже ты еще ,сказочник на воле? Или тоже с опричниками в доле? Или Кум тебе сват или брат? А может Есаул твой несостоявшийся родственник?

;)

...

Источник: Дятловская районная газета "Перамога" и интернет-портал http://diatlovonews.by/