Браво, музЫка!

О жизне и музыке Ивана Конона

Война застала Ивана Конона на хуторе под Хвиневичами. Мобилизовать его в Красную Армию не успели, а может просто не глянулся он красным командирам. Хотя и стукнуло парню 19 лет, но росточка небольшого, худенький. Получилось совсем как в лихой некогда песне: "... без тебя большевики обойдутся". А вот новая немецкая власть не обошлась: и поехали братья Кононы - Иван да Гриша - в дощатом грузовом вагоне экономически крепить третий рейх. Мобилизовали их, и не только их, в Хвиневичской окрестности, на принудительную работу в Германию. Привезли в Саксонию.

- В Ляйпциг, - уточняет Иван Яковлевич. Мы сидим с ним на диване в Засетье и пытаемся составить, пусть бы и краткую, историю его 94-летней жизни. Держится мой собеседник бодро, позвенивает медалями на пиджаке, но память ему то и дело изменяет.

- Давно было, за немцами, - периодически отфутболивает он мои попытки уточнить года и места событий. Да и не интересны ему эти цифры-география, он сосредотачивается на эмоциях, на ярких эпизодах бывшего с ним. В такие годы имеет на это право. Вот "Ляйпциг" Иван Яковлевич произносит твердо, уверенно - зарубки в памяти не вызывают никакого сомнения. И звучит название города именно по-немецки - Ляйпциг.

- Шпрэхен зи дойч? - догадываюсь, что он знает немецкий язык, по крайней мере, достаточно, чтобы разговаривать в быту.
- Я, я! Зэр гут! - охотно подхватывает собеседник и говорит, что мог быть даже переводчиком с немецкого. За три года в Германии немецкий он порядком подучил. Немцы, видимо, сразу подумали, что перед ними, пусть и деревенский с пятью классами образования, но сообразительный парень. Может, как раз потому хвиневичскому Ивану в Саксонии и повезло.

Новоприбывшего гастарбайтера отобрали для работы в аэропорту. Аэропорт располагался между соседними городами Лейпцигом и Галле, он и сейчас там находится - называется "Лейпциг-Галле". И знаменитый, между прочим, тем, что самолеты с терминала до взлетно-посадочных полос выруливают над ... автобаном и над железной дорогой. Зрелище для тех, кто это видит впервые, впечатляющее: сверху то и дело пролетают массивные «Боинги», снизу нескончаемым потоком мчатся автомобили. Аэропорт "Лейпциг-Галле" находится в небольшом городке Шкойдиц. Во время войны там ремонтировал и самолеты.

- Мы с голландцем латали крылья, - уточняет Иван Яков-Левичев. - Я Держу, а он сверлит ...

Жили как для военного времени неплохо. Молодость помогала все перетерпеть. Ночевали в бараках, днем ​​работали в мастерской. Орднунг (порядок, дисциплину) не нарушали, и власти аэропорта интернационал гастарбайтеров особо не притесняли.

С "немецких" лет, кроме воспоминаний, осталось у Ивана Яковлевича увлечение губной гармошкой. Boт и при нашем разговоре, устав от воспоминаний, он нет-нет да и вскакивал:
- Повеселить, может? На гармошке ...

В конце концов я, сдался: Играй, музЫка! И он заиграл. Неожиданно хорошо заиграл. Давнишние, никогда, кажется, не слышанные мелодии.

- А как вы из Германии ехали? - допытываюсь у музыканта.
- Немцы убежали, и мы убежали, - говорит.

Иван Конон вернулся домой, а в конце 1945 года был призван на военную службу. 7 ноября 1945 г. он торжественно принял присягу в 94-ом отдельном батальоне охраны. Отслужил только год. В ноябре 1946-го его уволили в запас по Указу Президиума Верховного Совета СССР от 22 октября 1946 года. Правда, на военную службу он еще попадет. Почти через 10 лет, в 1955-ом, его призовут на 90-дневные военные сборы и станет он после курса обучения наводчиком экипажа среднего танка.

А на гражданке будет и гонторезчиком в райпромкомбинате (видимо, неплохим, что свидетельствуют записи в трудовой книжке о объявлении благодарности за выполнение и перевыполнение норм выработки в 1956-ом и два раза в 1957 году), и рабочим лесозавода, и в межколхозной строительной организации будет работать, и на завершение своей пролетарской карьеры станет кочегаром. Сначала на Дятловском головном маслозаводе (так, согласно записи в трудовой книжке, называлось предприятие), потом - на Дятловском хлебокомбинате. Последняя запись в его трудовой книжке появится в 2002 году. 29 ноября Ивана Конона уволят с работы в РУП "Автомагистраль", где он служил сторожем. Будет ему на то время 80 годков.

А душа его через все годы будет петь вместе с губной гармошкой. Со сцены Засецкого клуба и не только его. Валентина Адольфовна Емельянчик, заведующая клубом на протяжении трех десятилетий, вспоминает, что проблемой для нее была не пригласить к участию самобытного музыканта, а "стянуть" его со сцены. Иван Яковлевич, кроме того, что наигрывал на губной гармошке и "польку", и "краковяк", и "мазурку", и еще много что, ко всему еще и частушки пел. И вот проходит один раз, где-то в конце 1990-х, в Засетье районный смотр-конкурс "Играй, гармонь". На сцене - Иван Конон. Регламент своего выступления выбрал и раз, и два, и три, а на все знаки из-за кулис освободить сцену не реагирует. Увлекся, сыплет то частушками, то шутками, то снова заиграет. Такой уж заводной человек.

С фольклорной группой Засецкого клуба Иван Конон выступал и на областной сцене. Говорят, очень удачно дополняли они друг друга с погирским скрипачом Иваном Андреевичем Крагельским. Что "браво" кричали им в Гродно (было это выступление, кажется, перед участниками областного семинара работников методических центров культуры), помнит и сам Иван Яковлевич.

В фольклорной группе пела и жена Ивана Конона - Дарья Иосифовна. Поженились они в 1948 году, а в Засетье переселились в 1962-ом. Здесь дом построили, сыновей Николая и Александра вырастили. Методист Дятловского центра культуры и народного творчества Т. Янушкевич вспоминает, что Дарья Николаевна, кроме того, что пела, еще вязала крючком очень красивые кружева. А судьба ее тоже непростая, пришлось и ей в молодости претерпеть принудительную работу в Германии, вернулась с наколотым номером на руке. Ее не стало около года назад.

И сейчас за 94-летним Иваном Яковлевичем ухаживает преимущественно сын Николай, минчанин. А еще - соседи, когда уезжает по своим заботами сын. И оба Конона - отец и сын - им очень благодарны. Именно Янине Михайловне Андрукевич, Елене Иocифовне Вишнаревской, Елене Викторовне Мацукевич. Живут сельчане по-соседски дружно, помогают друг другу.

Опекает Ивана Яковлевича и социальный работник Ольга Слизевич: в доме уберет, поесть приготовит. Проведывает ветерана труда и председатель Дятловского сельисполкома А. Маркушевский. А в прошлом году улицу Луговую в Засетье, где живет И.Конон, при активном содействии председателя райисполкома А. Дубовика, заасфальтировали.

Прощаемся с Иваном Яковлевичем на улице, он сам вышел проводить. Доживет ли он до 100 лет, спрашивает у меня.
- Обязательно! - говорю.
- Тогда приезжай опять, я тебе сыграю, - пообещал мне.

Б.ВАРНА
Перевод материала газеты "Перамога" выполнен администрацией портала

Ответить

CAPTCHA
Этот вопрос задается для проверки того, не является ли обратная сторона программой-роботом (для предотвращения попыток автоматической регистрации).

Источник: Дятловская районная газета "Перамога" и интернет-портал http://diatlovonews.by/