Евгений Матвеев



Иду к себе осенней ночью

Стоят берёзы в мутном предрассветье,
Мерцая белизною наготы,
У них поникли ветви, словно плети,
Устав от листопадной суеты.

Сейчас упругие сосочки почек,
Чуть-чуть припухнув, девственно чисты:
Нести ещё полгода дни и ночи
Им надо материнство через стынь.

Потом стволы взбугрятся вешней страстью



Мне утро представилось нынче собором

Чиста отрешённость безлюдных равнин,
Поля и луга опустели,
И можно усталую землю сравнить
С родильницей в тихой постели.

Хоть осень уже, но на сердце светло.
Я — зёрнышко в круге извечном.
От пашни повеяло женским теплом
И запахом ладанно-свечным.

Боюсь я в себе этот свет потушить.
Не здесь ли заветная зрелость?



Подкралась осень невидимкой

Мне всё здесь дорого до слёз,
Легко душе усталой
Средь вечереющих берёз,
Туманно-нежных далей.

А сущее со всех сторон
К себе влечёт и манит —
В нём без остатка растворён
Я, как в лесном тумане.

С закатным небом мы вдвоём...
— Не разобщай! — молюсь я.
И сердце полнится моё
Спокойной, светлой грустью.

***



Пашня —поле не вдовое

День предосенний на излёте
Раскрыл иконостас зари.
Берёзка в нежной позолоте
Свечою трепетно горит.

Моторка по реке промчалась,
Вспугнув восторженную тишь,
Волна разбилась у причала,
Вздохнул обиженно камыш.

Уже туман клубится серый,
А грусть светла и высока.
Гимн очищения и веры
Творит чарующий закат.

***



Рассыпался гром над леском

Вспугнув предвечернюю зыбкую дрём
Рассыпался гром над леском,
И трепетно мечутся листья черёмух,
Метёт снегопад лепестков.

В безумных и цепких объятиях ливня
Покорно трепещет земля.
Стою, оглушённый стихией былинной,
Богам допотопным молясь.

Продрог, отмывая греховную скверну,
Мольбы же мои горячи...



Родной земли хмельные соки

Прошёл неспешный тёплый дождь
Затих прощальный шёпот капель,
Оставив только в листьях дрожь
Да бисер на еловой лапе.

Раздвинув мокрые кусты,
Я выбираюсь из укрытья.
Речушка росной чистоты
Манит к себе игривой прытью.

А на подмытых берегах
Цветение, куда ни глянешь:
Томленье донника в лугах,



Русалочья ночь...

Цветёт сосна, струит пылинки
Луча мерцающая нить,
А ветер зыбкие былинки
К земле пытается склонить.

Вверху мистерия другая,
Там нет корней и нет оков:
То табунясь, то разбегаясь
Плывут химеры облаков.

Над взгорком жаворонка песня
Взметнулась, радостно звеня.
...Всё так воздушно, бестелесно
И так бесценно для меня.



В природе нынче царствует любовь

Дождь кончился, и лужицы
Лучисты, как хрусталь.
Хоть мне с утра недужится,
Но соблазняет даль,

Где дымчато-былинные
Весенние леса,
Где струйка журавлиная
Курлычет в небесах.

Дождинки, с веток падая,
Пусть плачут и поют,
Пусть сердце гонит, радуясь,
Постылый неуют —

Надежда позабытая,
Как почки на ветле.



Мне нравится, когда мурлычет кошка

Мне нравится, когда мурлычет кошка
Под вой метельной непроглядной тьмы
И в небесах — февральское окошко
В конце откуролесившей зимы.

Пичуг незримых утреннее пенье
Меня волнует, душу веселя,
И у реки молочное кипенье
Ромашковых некошеных полян.

Не тяготит осенняя унылость,
Когда, домой шагая налегке,



Мир несуразен и таинственен

Мир несуразен и таинственен,
И путь земной уже измерен.
Неужто приближенье к истине
Равно усердию и вере?

Я за мечтою в дали смутные
Спешу весь век сквозь боль живую,
Как стрелка прыткая минутная
Догнать стремится часовую.

Миг единенья, страсть метельная
И новый круг. Всё просто, вроде...