Евгений Матвеев



Зима

Зима цвета обманные
В свою вплетает вязь.
И облака румяные,
И снег дымит, искрясь.



Светла предвесенняя нега

Светла предвесенняя нега
Тропинок лесных и дорог:
Здесь блёстки искристого снега
Сдувает с ветвей ветерок,



Карминово-красные гроздья рябины

Карминово-красные гроздья рябины
Под снежными шапками спят.
Над ними — февральского неба глубины,
Где солнце ликует, слепя.



Тропа завьюжена моя

Тропа завьюжена моя,
Никак не разгляжу следы я.
Невесть куда бегут, змеясь,
Позёмки ручейки седые.



Скольжу неторопливо

Скольжу неторопливо и без шума,
А надо мной - снежинок хоровод.
Завеянные ёлочки, как чумы...
Не здесь ли древний лесовик живёт?



Неспешно

Неспешно, словно бы шутя,
Всё сущность обрело иную —
Снежинки вверх и вниз летят
И крестят сумрачность земную.



Дыряво небо

Дыряво небо — сдать пора в починку.
Вороний табор прибыл на постой.
Простор осенний с лёгкою горчинкой,
С томительно-сосущей пустотой.



Я выбрался пораньше

Я выбрался пораньше, до восхода,
Спускаюсь по тропинке в лозняки.
Какая-то дырявая погода:
Не ветер, а сплошные сквозняки.



По краю луж

По краю луж осколками слюды
Ледок искрится, если выйдешь рано.
И осень здесь оставила следы
Кленовых листьев, словно зверь-подранок.



Притихло всё

Притихло всё: ни птиц, ни ветра.
Чиста, прозрачна неба ширь.
В святой открытости бессмертна
Природа-мать — мой поводырь.