Евгений Матвеев



У обрыва на краю

Ветки судорогой скручены
У отшельницы-ольхи.
Только с ней вдвоём на круче мы,
Где лишайники да мхи.

Слушать листьев песню грустную
Я готов и час, и два,
С горемыкой сердцем чувствуя
Тягу кровного родства.

От судьбы немного милостей
Нам увидеть довелось:
Для кого-то берег илистый,
Для кого — крутой утёс,



Зима близка...

Озябшая листва шуршит в кювете,
Брюзжит ручей обиженно во рву,
Как волосы седые, треплет ветер
Белёсую, пожухлую траву.

Лохмотья листьев сбрасывая наземь,
Дуб вековой угрюмо шелестит.
Зима близка... У сердца меньше связей,
И горше неприкаянность в пути.

Бог знает, где судьба меня носила —



Одиночество

Бывает одиночество такое:
Ни близких, ни друзей в конце пути,
Душе — ни утешенья, ни покоя,
Она сухой былинкой шелестит.

Не вспыхнет за кого-то боль живая.
В холодном сердце зависть воет псом.
Одним, как перст, обычно тот бывает
Кому беда чужая — сладкий сон.

А нам грешно бросать судьбе упрёки



Всё как у нас

Нет засухи, и далеки морозы,
Ещё свой факел осень не зажгла.
На взгорке чёрно-пегая берёза
Трепещет от истомы и тепла.

Колышет паутину ветер шалый
И тянет по расстеленному льну.
Передо мною бабочкой усталой
К тропе листок берёзовый прильнул.

От сутолоки шумно-придорожной
Подальше отступает даже мох,



Надежду пью из неба и зари

Когда напасти и людская злоба,
Как суховей, сжигают всё внутри,
Я по примеру предка-хлебороба
Надежду пью из неба и зари.

Похожий путь пройдут, наверно, внуки,
Хоть будет он не по моим следам,
Но жажду счастья и сомнений муки
Им по наследству тоже передам.

Изнемогая, надо понемножку
Брести вперёд, и где-то вдалеке



Сенокос

Опустишь на землю литовку,
Взмахнёшь и почувствуешь вдруг
Былую мужичью сноровку
И силу натруженных рук.

По лугу от края до края
Идёшь, и порхает коса —
Дурманом пьянит разнотравье,
Когда подсыхает роса.

А к полудню в мареве дальнем,
Клубясь, заурчала гроза,
И всех закружил моментально
Какой-то весёлый азарт.



Душа по давней юности болит

Ночь майская струится по земле.
Я в эту пору постоянно болен...
От одури весенней захмелев,
Любовно стонут чибисы над полем.

Манящим чудом светится вдали
Берёза в подвенечном одеянье.
Душа по давней юности болит,
Блуждая в лунном призрачном сиянье.

Ночные облака, как паруса,
Плывут на север, где мои истоки,



Весна и Родина

Весна и Родина — блаженное слиянье.
Как эту встречу хочется продлить!
Вокруг деревьев тихое сиянье,
Дурманит запах почек и земли.

Здесь, у ручья, где ветер с камышинкой
Танцует под мелодию струи,
Кружили в синих сумерках пушинкой
Мальчишеские помыслы мои.

Но до чего же сиротливо место,



Моих печалей свиток

Суть спрятана: на ком-то дымка пыли,
На ком-то позолоты чешуя.
Боль с радостью меня вдвоём лепили
Бог весть, кому обязан больше я.

Боль долго мяла, возносил же к свету
Чарующий и трепетный мотив —
Ведь если жизнь любовью не согрета,
То нет резона небеса коптить.

Я до сих пор напев тот дивный слышу,



Жизнь человека — это мост

За речкой на бугре погост.
У нас бедлам, а там всё чинно.
Жизнь человека — это мост
От дня рожденья до кончины.

Блажен ли тот, дорога чья
Гремит над скудостью людскою?
Бревно ли ждёт нас у ручья,
Или бетонка над рекою?

Не всё ль равно? И там, и здесь
Одностороннее движенье —
Нам только с грустью оглядеть