Евгений Матвеев

warning: Creating default object from empty value in /var/www/t-av/data/www/dyatlovo.info/modules/taxonomy/taxonomy.module on line 1390.


Любовь

Её ожоги до сих пор саднят.
Не вымолю забвения остуду.
Причастие священного огня,
Похоже, никогда не позабуду.

Нет уз для счастья, сколько не лови,
А прилетит - должно быть на свободе!
Не помешать рождению любви,
Не удержать, когда она уходит...

* * *

Не откреститься мне от прежних
Дурманно-бесшабашных лет.



Не греют дорогие безделушки...

Мы от природы с каждым днём всё дальше
Отсюда и душевный неуют.
Прекрасно то, в чём нет и грана фальши.
Что чётко выполняет роль свою.

Не греют дорогие безделушки,
Которыми наш переполнен быт,
Никчемны позолота, завитушки,
Ничтожны цели, телом - дух убит.

В мир дедовский вернуться невозможно,



Плывут во тьме, как светлячки, деревни...

Плывут во тьме, как светлячки, деревни,
А городов бессонные огни
Своим холодным, суетным гореньем
Полярному сиянию сродни.

Тревожно и красиво, но не греет.
И долго оставаться здесь
Я не могу, мне хочется скорее
В родную не прилизанную весь.

Пускай метели завывают люто
Среди озябших, дремлющих полей,



Льётся в сердце священная дрожь...

Колокольня блестит позолотой,
Переливчат малиновый звон,
И душа, наслаждаясь полётом,
Погружается в ласковый сон.

Позабыл я тоску и обиду,
Но наплыв благодушья угас -
Начинают служить панихиду,
Слышен медно-рыдающий бас,

По солдатам, в боях убиенным,
Льётся в сердце священная дрожь.
Горький плач лихолетий военных,



Потрёпан мой парусник сирый...

На месте хат бугры вокруг,
Здесь всё на кладбище похоже.
Боль захлестнула сердце вдруг,
И пробежал мороз по коже.

Помучив, горькая волна
Отхлынула, вздохнул свободней.
Деревню не сожгла война,
А отпевать пришлось сегодня.

Её метания темны...
Во всём, что приключилось с нею,
Есть доля и моей вины -
От этого ещё больнее.



По-разному мир принимает душа...

От прошлого мне никуда не деться,
Хоть разум требует его забыть.
Но для меня важнее голос сердца:
Он каяться велит, велит любить
И помнить всё.

* * *

По-разному мир принимает душа,
Сама изменяясь с годами:
Блуждает, трудясь, обжигает, греша,
Мужает под грузом страданий.

Тускнеет, грубей становясь, у одних,



Струится небес молоко...

Предзимнее звонкое утро,
И первый на лужах ледок
В разводах блестит перламутром,
А хрустнув, искрится слюдой.

Без листьев берёзы и клёны.
Идти по морозцу легко.
Сквозь сито ветвей оголённых
Струится небес молоко.

Душа его пьёт с наслажденьем,
Устав от тоски ноября.
...В полнеба манящим виденьем
Рассветная рдеет заря.



В моде роскошные краски...

Певчие птицы затихли,
Ветру свирель уступив,
Вот и усердствуют вихри,
Только не весел мотив.

Кружат грачиные стаи.
Землю припудрил мороз,
Жёлтые ленты вплетает
Осень в причёски берёз.

В моде роскошные краски.
Время разлук настаёт.
Солнце, прощаясь, по-царски
Золото дарит своё.

***

Дождя безудержные всхлипы,



Когда обиды наплывают тенью...

Опять пришла пора раздумий - осень,
Но думается только по ночам
Под стоны ветра, под гуденье сосен,
Когда ни боль, ни совесть не молчат.

День короток и дел всегда по ноздри,
А ночь, как верный и старинный друг,
В лукавстве никогда не заподозрит,
Ответных не потребует услуг.

Когда обиды наплывают тенью,



Без птиц и ветра лес поёт...

С восходом солнца улетает сон
И хочется, как в детстве, побродяжить
Макушка лета. Тише птичий звон.
Грустит дергач, и скрип его протяжен.

Скосили придорожную траву.
Вид у шоссе торжественный и строгий.
И тополей почётный караул
Не шелохнётся, стоя вдоль дороги.

У неба тоже облик молодой -
Оно с утра безоблачно и чисто,