Евгений Матвеев

warning: Creating default object from empty value in /var/www/t-av/data/www/dyatlovo.info/modules/taxonomy/taxonomy.module on line 1390.


Ты — дивный майский сад...

Быть сдержанным условности велят,
А сердце жгут то радости, то муки:
«Вы», — слышу я,
«Ты», — говорит мне взгляд,
«Ты мой навек!» — колдуют нежно руки



Запутавшись в собственных думах...

Мне шепчет листва, облетая,
Прощальную сказку свою.
Скворцов суетливая стая
Кружит, собираясь на юг.

В крови у них к странствиям тяга,
И в небе известны пути...
А осень, как старый бродяга,
Не хочет без шума уйти:

То жестью грохочет по крышам,
То сосны качая, поёт,
И мечется факелом рыжим
Лохматая грива её.



Рожденье соседствует с горьким уходом...

Осенней вересковой грустью
Пропитан воздух, мир вокруг,
И кажется, что всякий кустик
Притих в предчувствии разлук

С высоким солнцем, птичьим гамом,
Дыханьем ласковых ветров...
А шорох листьев под ногами
С горчинкой, как дымок костров.

В лесном ручье угрюмо-чёрной
Уже становится вода.
И только вереск непокорный



Повис туман над речкою...

Нещадно знойным оказалось лето:
Ни капельки дождя за весь июль.
От друга ни ответа, ни привета —
Забыл он, видно, глухомань мою.

Шуршат уныло тощие колосья
Ещё до срока пожелтевших нив,
И паутина в нищенскую осень
Летит через обугленные пни.

В округе стали высыхать колодцы,
Горят леса. Сгущаясь, давит мгла.



Грусть моя прозрачней стала...

Смеркается, и скоро хлынет
С реки туман на пустыри,
Смешавшись с горечью полыни
И сладким холодом зари.

Молчит осина-недотрога,
Дергач тревожит сон полей,
А над ухабистой дорогой —
Церковный запах тополей.

Мне до последнего привала
Идти уже недалеко,
Но грусть моя прозрачней стала,
Как зыбь высоких облаков.

***



Азарт сенокоса я знаю...

Сюда я много лет, недаром,
Хожу и в непогодь, и в зной.
Дремучий лес — приятель старый
Советчик, утешитель мой.



Сгустился полумрак белёсый...

Дрожат у осинок макушки,
Роняя на землю росу,
И зов одинокой кукушки
Блуждает в весеннем лесу.



Запахло прелью от ковра лесного...

Гроза едва утихла, вслед за нею
Ручей бурлит, шумит во рву.
В березняке подснежники синеют,
Пробившись сквозь пожухлую траву.



Вчера мела апрельская метель...

Вчера мела апрельская метель,
А нынче солнце и дорога в наледи.
Склоняется верба через плетень,
Вся в жемчугах и словно рвётся на люди.



И сердце сожмётся в истоме горячей...

Не счесть холодных вёрст...
Атлас цыганской ночи
Над миром приколочен
Гвоздями вечных звёзд.