Евгений Матвеев



Печаль по склону предзакатных дней

Печаль по склону предзакатных дней,
Скользя, спускается всё ниже.
Таков закон: становится длинней
Любая тень, чем вечер ближе.

И всё же просыпается во мне
Порой мечтатель ясноглазый.
Волшебный миг: как будто меж камней
Цветок явился скалолазу.

Пускай не эдельвейс, а только мак,
Но он снимает с плеч усталость,



Не хочу считать обиды

Когда-то ещё мой прадед
Навек для себя решил:
— Работаю хлеба ради,
А жить хочу для души.

По нраву мне старец дерзкий,
Прочна между нами нить:
Хочу в суете житейской
Житийное сохранить.

Не нищенствую — и ладно,
Не страшен ущерб любой,
Пока в этом мире жадном
Есть вера и есть любовь.

***

В облаках котом побитым



Лишилось сердце права на ошибки

Лишилось сердце права на ошибки,
И для сомнений тоже места нет.
Молюсь я, чтоб хватило мне улыбки
На каждый ожидаемый рассвет.

Пусть радоваться буду я недолго,
Но лучик не угаснет впереди.
Пока скрипит, ведомый гирей долга,
Неугомонный маятник в груди.

Любовь с годами стала чуть мудрее:
Костёр угас, но теплится свеча,



Судьба гнетёт, иллюзии круша

Августовские росы прохладные,
На полях уже убрана рожь,
И в груди не тепло благодатное,
А ночная тоскливая дрожь.

Но у сердца озноб не от холода —
Подошла отрезвленья пора.
Улетела жар-птицею молодость,
Не оставила даже пера.

Не мешало бы стать осмотрительней —
Время шалому ветру стихать.



Поманило жар-птицей былинной

Дремлет сад, но уже над полями
Ночь колышется в звёздном огне,
А сирени волшебное пламя
Воскресило надежду во мне,

Поманило жар-птицей былинной,
И я чуду поверил всерьёз,
Но откуда-то запах полынный
Трезвый ветер нежданно принёс.

Я умом понимаю, что поздно
Мне грустить о пьянящем огне,
Но, похоже, лукавые звёзды



К призывам плоти не был я глухим

К призывам плоти не был я глухим
И долго куролесил в вихре шалом.
Уже отпали многие грехи,
Но жжёт тоска невыдернутым жалом.

Всё в прошлом: миражи и виражи.
Даль хмурится, доселе голубая.
И с ярмарки трезвеющая жизнь
Плетётся, по ухабам колдыбая.

Но яд желаний даже в полусне
Кровь горячит, а сердце глухо стонет.



Не видя выхода из круга

Хоть годы мне сутулят плечи,
Стремлюсь к тебе на склоне дня,
Но прежде путь казался легче —
Как эхо, ты звала меня.

Я в западне. Разлуки вьюга
Кружит, а прежний зов умолк.
Не видя выхода из круга,
Мечусь, как за флажками волк.

Я знаю, кто охотник ловкий,
Что шёл, невидимый, за мной,
Чьи хитроумные уловки



Рассветный луч порхает и звенит

На яблонях, как феи разодетых,
Рассветный луч порхает и звенит.
Под мёрзлое позвякиванье веток
Мерцают блики инея на них.

Озяб мой сад. Струя лучей косая
Его не греет, но исчезла тьма.
Так и меня от тяжких дум спасает
Сейчас улыбкой солнечной зима.

Во вкусе жизни горечь расставаний
Уже давно затмила сладость встреч



Смутных дум чересполосица

Смутных дум чересполосица,
Дней острожные столбы,
А душа на волю просится,
Как мальчонка из избы.

Манят первые проталины,
Солнца звонкие лучи...
Это памятью оставлены
В невозвратное ключи.

Мельтешат виденья жаркие
В поседевшей голове.
Но всю ночь мне совесть каркав —
Не безумствуй, человек!



Нас дурманят ветры грешные

Вместо счастья мне Всевышним
Кое-что даровано:
Хоть дырявая, но крыша,
Угол неворованный.

За надеждой-непоседой
Я давно карабкаюсь,
И угар страстей изведал,
И похмелье зябкое.

Что жалеть приют убогий? —
Горько от усталости
В этих сумерках тревоги
С проблесками жалости.

Бормотать теперь негоже
Что-то в оправдание,